Смех как переводческая проблема. Эффект негативного преувеличения

Негативное преувеличение строится на эмоциональном контрасте между фразеологизмом, передающим негативную оценку, и положительным контекстом, в котором этот фразеологизм употреблен. Важно помнить, что эффект негативного преувеличения всегда положительный: это — юмор. Практически, негативное преувеличение налицо, когда автор, говоря о самом себе или о тех, кого любит или уважает, употребляет фразеологизм, передающий негативные обертоны. Пример:

Я хлопнул себя по лбу… Значит, Люба Красик — партизанская разведчица!… Понятно, Люба не могла предполагать, что мы не знали ее истинной роли, и [наше] предложение о [ее] сотрудничестве [с нами] восприняла как гестаповскую провокацию… Отсюда—и отказ… Недоразумение мы с соседом [соседним партизанским отрядом] вскоре уладили… Условились также, что Красик будет предупреждена — на время она переходит в мое распоряжение. «Чтобы опять не получить от ворот поворот», — рассмеялся я. (И. Колос, Прыжок в темноту)

Перевод:

… «So that we wouldn’t get the brush-off again,» I laughed.
Выводы: Мы видим определенную закономерность в том, что (а) для создания эффекта иронии при положительном преувеличении в исходном языке применяют (и, следовательно, целесообразно применять в языке перевода!) фразеологизмы только первой группы (+); (б) что для создания эффекта юмора при положительном преувеличении применяют в исходном языке (и, следовательно, можно применять в языке перевода!) фразеологизмы как первой (+), так и третьей (+ или —) групп и что (в) для эффекта юмора при негативном преувеличении применяют (и нам следует применять в переводе!) фразеологизмы только второй группы (—).